Четверг, 02 Декабрь

Подписывайтесь на страницы Александро-Невской Лавры в социальных сетях ВКонтакте, Instagram



Епископ Кронштадтский Назарий: Обстоятельства побудили нас задуматься, как монастырь может свидетельствовать о Христе жителям большого города

5 октября исполнилось 25 лет со дня назначения архимандрита (ныне епископа Кронштадтского) Назария (Лавриненко) наместником Александро-Невской лавры. Наш корреспондент встретился с ним и задал несколько вопросов.

- Владыка, прежде всего, хочу поздравить вас с юбилейной датой. Какое событие за прошедшие 25 лет осталось у вас в памяти как самое яркое?

- Это трудный вопрос: ярких воспоминаний было много. Но все-таки самое яркое – это само мое назначение: митрополит Владимир издал указ за два дня до моих именин, и я отпраздновал их уже здесь, среди малочисленной в то время братии. Такой вот я получил своеобразный подарок ко дню тезоименитства.

До этого я служил наместником Коневского монастыря на Ладожском озере и думал, что там и окончу свои дни. Я очень любил остров Коневец: это удивительное место, к тому же – первая обитель, которую я возглавил. Однако Богу было угодно всё устроить иначе…

Оговорюсь, что в октябре 1996 года я только получил указ о назначении исполняющим обязанности наместника от правящего архиерея Санкт-Петербургской митрополии. Официальное решение Священного Синода по этому вопросу было принято позже – в апреле следующего, 1997 года.

- Расскажите, пожалуйста, о первых днях, месяцах в лавре.

- Формально лавра стала считаться монастырем за полтора года до моего назначения. Троицкий собор действовал и в советское время, но это был обычный приходской храм. Когда я приехал сюда, братия состояла всего из восьми человек.

Первым значимым событием, которое произошло уже после моего назначения, стало освящение после реставрации креста на куполе надвратного храма во имя иконы «Всех скорбящих Радость». Это произошло тогда же – осенью 1996-го.

Этот крест – особенный. По историческим сведениям, некогда он был установлен на первом монастырском Благовещенском храме. Когда-то именно с этой небольшой церкви начинался монастырь, а ныне это некрополь XVIII века (Лазаревское кладбище).

При том, что я оставался настоятелем Рождественско-Богородичного Коневского монастыря, я переехал с Коневца в Петербург и сразу погрузился в решение текущих проблем. С одной стороны, официально существовала Александро-Невская лавра, но реально на ее территории продолжало работать НПО «Прометей» – одно из головных предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Под кельи было передано пять или шесть комнат. Служили мы в Троицком соборе по-приходскому. Уставных монастырских служб сначала не было. Мы получали в месяц по тысяче рублей на человека от доходов Троицкого собора – я шутил, что это «деньги на папиросы». Я получил папку с листком бумаги, где едва различимо для чтения, было постановление Синода об открытии монастыря. Еще в папке было 9000 рублей, которые прежний и.о. наместника, игумен Викентий (Кузьмин), не успел раздать братии. С этого я начинал.

- Сколько сейчас насельников в лавре?

- Сегодня братии, постоянно живущих в нашем монастыре, – чуть более пятидесяти, хотя списочный состав – 64. С одной стороны, это немало – учитывая общую динамику численности насельников мужских монастырей. Но могу сказать, что нам не хватает людей для выполнения послушаний, требующих профессиональной подготовки. Например, среди наших монахов нет ни бухгалтеров, ни сварщиков, ни электриков. А поскольку без представителей этих профессий нормальная жизнь в таком большом хозяйстве, каким является лавра, невозможна, нам приходится приглашать специалистов со стороны. Я думаю, что оптимальное количество насельников могло бы составить сегодня 70-80 человек.

- Александро-Невская лавра расположена в центре мегаполиса. Как отражается это на жизни обители?

- Когда император Петр I основывал монастырь, он находился на самом краю города, вдалеке от шума и суеты. Но столица росла, и уже вскоре монастырь оказался в центре Петербурга. Это наложило отпечаток на всю его дореволюционную историю. Многие из монахов, которые здесь жили, – были кандидатами в архиереи и проходили здесь подготовку к этому служению. Кстати, очень многие архиерейские хиротонии в царской России совершались в лаврском Троицком соборе. Часть братьев несла послушание в синодальных учреждениях или при архиереях-членах Святейшего Синода. Ведь раньше епархиальные Преосвященные, вызванные в Синод, могли годами жить в Санкт-Петербурге…

Сегодня лавре присуще большинство особенностей городского монастыря. В нашем служении есть некоторые признаки служения приходского: например, мы отпеваем и крестим, что, в общем, нетипично для монастырей. Мы даже венчаем – но только в надвратной церкви, которая находится вне монастырских стен. Иногда еще в одном небольшом храме мы совершаем таинство брака над выпускниками нашей воскресной школы, которых мы хорошо знаем с детства.

Обстоятельства, в которых мы оказались, побудили нас задуматься о том, как монастырь может нести свидетельство о Христе жителям большого города. И одной из самых удачных, на мой взгляд, инициатив в этом деле стало создание лаврского культурного духовно-просветительского центра. По времени создания он стал первым таким центром во всей Русской Православной Церкви. Здесь проходят концерты, лекции, презентации, фестивали, конференции. Недавно центр переехал из Духовского корпуса в Исидоровский. До революции там располагалась усыпальница, но в годы богоборчества все останки были варварски выброшены – некоторые прямо в Неву. Сейчас на нижнем этаже расположились мастерские – печатная, фарфоровая и ювелирная, а сверху находится просветительский центр, который включает в себя выставочный и концертный залы.

- Вчера поздно вечером, гуляя по лавре, я встретил группу подростков, выходивших из Исидоровского корпуса. Они оживленно о чем-то беседовали, и их провожал один из иеромонахов…

- Да, они шли с одной из молодежных встреч, которые мы регулярно проводим на базе Духовно-просветительского центра. Я думаю, это очень удачное решение: рассказывать молодежи о Церкви вне стен храма, за пределами богослужения. Стереотипы сильны, и многие юноши и девушки и сегодня считают, что церковь – «для старух», и стесняются туда заходить. А в нашем центре они могут попасть на мероприятия, которые посещают далеко не старые люди. Многие из них начинают интересоваться церковной жизнью, становятся прихожанами.

В этой связи я бы хотел еще упомянуть нашу воскресную школу: она действует уже много лет – и на очень высоком уровне.

- Кроме главного монастыря в центре Петербурга у лавры есть несколько скитов. Могли бы вы немного рассказать о них?

- У нас два скита и одно подворье. Начну с него. Это не совсем обычный храм: он находится на первом этаже жилого комплекса «Князь Александр Невский» на проспекте Обуховской Обороны – первого жилого небоскреба Петербурга, в котором живут несколько тысяч человек. Когда комплекс возводили, я познакомился с застройщиком, и он сам предложил обустроить там домовую церковь. Сначала мы хотели расположить ее на одном из верхних этажей, но потом подумали, что туда будет сложно попасть, и освятили храм – конечно, в честь св. Александра Невского – на первом этаже.

Скитов у нас два – Никольский и Андреевский.

Андреевский скит находится на так называемом Агафоновом лугу, в 30 км к востоку от города. Он был открыт в 1998 году. По преданию, через это место проходил знаменитый Путь из варяг в греки. А в ходе недавней истории через это места шла дорога, по которой наши войска двигались на Невский пятачок – знаменитый плацдарм на левом берегу Невы, где в боях с захватчиками погибли, как считают историки, 60 000 наших солдат. На скитской колокольне висит колокол весом 6 тонн – символически по одному грамму в память о каждом павшем.

Никольский скит на Сойкинской горе расположен примерно в 160 км к западу от Петербурга. Он был учрежден по благословению митрополита Владимира в 2011 году. За это время мы построили деревянный храм, жилой корпус, котельную. Были посажены сотни плодовых деревьев и кустарников, а 20 августа этого года был заложен первый на северо-западе России сирингарий – сад сирени.

А буквально на днях, 4 ноября, в праздник Казанской иконы Божией Матери и День народного единства, на Никольском скиту состоялось открытие памятного знака в честь 800-летия со дня рождения святого Александра Невского. Бронзовый бюст благоверного князя установлен на высоком гранитном постаменте на фоне бескрайних просторов северо-западных русских земель, которые он защищал от захватчиков.

- Владыка, год назад в ходе встречи с президентом Владимиром Путиным Патриарх Кирилл поднял вопрос о необходимости комплексной реставрации лавры в преддверии 800-летия со дня рождения ее небесного покровителя – святого князя Александра. Что было сделано по итогам встречи?

- Эта встреча состоялась 20 ноября 2020 года, в день рождения предстоятеля нашей Церкви. Мы глубоко благодарны Святейшему Патриарху за заботу о лавре, мы знаем, что он испытывает к ней особое отношение. Встреча происходила в год, когда уже велась усиленная подготовка к 800-летнему юбилею со дня рождения святого благоверного великого князя Александра Невского и надо было привести архитектурный ансамбль лавры в достойный вид. Средства для этого были выделены через министерство культуры. Мы провели юбилейные торжества, но работы продолжаются дальше. Но это только первый этап. Грядут капитальные восстановительные работы по всему комплексу лавры. Комплексный план реставрации должен быть принят до конца этого года.

Мы провели большую работу и в течение нескольких лет создали комплексную концепцию реставрации и развития лавры, затратив на это более 20 млн. рублей. Если бы не эта концепция, проектные работы могли бы занять пять-шесть лет, а не один год, как это вышло.

Дело в том, что лавра – очень сложный объект. Внешне он выглядит хорошо – кому-то даже казалось, что и реставрировать здесь нечего. Но монастырский комплекс построен на насыпном грунте, и все фундаменты нуждаются в особом внимании – если вовремя не принять необходимые меры, последствия могут быть трагическими. И такие работы могут сделать только высокопрофессиональные специалисты.

Благодаря средствам, полученным от наших прихожан и немногочисленных жертвователей, мы смогли предотвратить процесс разрушения и подготовили концепцию, которая сейчас воплощается в жизнь.

- Какие именно объекты входят в этот список?

- Это практически все здания, относящиеся к лавре. Но мне бы хотелось в первую очередь назвать даже не церковные постройки, которые и так у всех на виду, а хозяйственные. Например, это амбары, расположенные за территорией монастыря на берегу Обводного канала. Мы планируем расположить там паломнический центр и гостиницы. Не очень хорошо, когда гостиница находится прямо в братском корпусе, как сейчас.

- Следующий вопрос – очень актуальный для всех нас сегодня: как переживает лавра пандемию?

- Даже во время самых строгих ограничительных мер, весной 2020 года, мы не были закрыты полностью. Весь круг богослужений совершался своим чередом. В лавре проживает около 100 человек, и для них мы не могли перекрыть вход в храм. Количество прихожан сильно сократилось, но люди все равно приходили. На Пасху в прошлом году было человек 100, может быть, 200 молящихся. В этом году мы действуем практически без ограничений, постоянно напоминая при этом о необходимости соблюдать санитарные меры.

Слава Богу, никто из наших насельников не умер от ковида. Кто-то переболел, но не в тяжелой форме, человека четыре или пять попали в больницу.

- Хочу поговорить еще на одну тему. Вы известны не только как епископ и наместник лавры, но и как активный пользователь социальных сетей. Что привлекает вас в этой области?

- Блогером я себя назвать, конечно, не могу и не хочу, но, познакомившись с миром социальных сетей, я понял, что мое участие может быть полезным и для меня самого. Я вижу, как много людей через тот же «Фейсбук» и другие сети проявляют искренний интерес к Церкви, хотят в чем-то разобраться. Присутствие взвешенного взгляда на историю и предназначение Церкви просто необходимо. Иногда – когда вижу что-то, на мой взгляд, совсем несуразное, – вступаю в дискуссии. Сегодня социальные сети играют важнейшую роль в жизни общества, и присутствие в них церковного голоса неизбежно.

- Владыка, в завершение несколько вопросов о планах на будущее: ведь впереди еще несколько юбилеев: в 2022 году – ваше 70-летие, в 2024 году – 300-летие перенесения мощей св. Александра Невского из Владимира в Петербург.

- Можно сказать, что вся жизнь – это череда юбилеев. К своему личному юбилею я не планирую ничего специального. Но на 60-летие я сделал эксперимент: отказался от подарков, а собранные средства направил на золочение креста над надвратной церковью лавры. А на 70-летие, даст Бог, может быть, попрошу тех, кто захочет мне что-то подарить, перевести деньги на обустройство Никольского скита.

Что касается 300-летия перенесения мощей небесного покровителя лавры, то эти торжества должны пройти на общегородском уровне. Будет создан оргкомитет, в который войдут представители и Церкви, и властей. Определенные наметки уже есть, но раскрывать подробности пока еще рано.

Беседовал Дмитрий Власов