Вторник, 27 Октябрь

Подписывайтесь на страницы Александро-Невской Лавры в социальных сетях ВКонтакте, Instagram



Валентин Яковлевич Курбатов. Уроки единства.

Вернулся с фестиваля, разогнул каталог «Невского благовеста» и хоть обратно беги: и то бы посмотрел, и тех послушал. Да вот дни-то, особенно в старости, не резиновые. Едешь обычно (а уж я, слава Богу не седьмой ли раз из тринадцати фестивальных лет?) на  свои вечера -  на всякий день уже времени нет. А в этом году ехал  с тем большей охотой, что Фестиваль был посвящен родной псковской равноапостольной Ольге.

Обычно-то в каталоге себя, ненаглядного, сначала ищешь: каков ты тут? Да тех, с кем вечер будешь проводить. Тем более у меня все вечера-то обычно накануне закрытия. Вот, чтобы не дразнить себя, и смотришь только последние страницы.

А вот вернулся в свой Псков, устроился поудобнее и тут уж всё подряд. И картинки посмотришь и улыбнёшься: на одной странице Ольга совсем девчонка, а внучок её - князь Владимир - уже старик равноапостольный. А на другой оба одних лет – глубокие старики с жесткими лицами – спуску не дадут. Время там, в небесах, не наше.

Да и «биографию, на всякий случай поглядишь – не забыл ли чего. И опять улыбнёшься, вспомнив, что в детстве Ольгу звали Прекраса, а потом и Хельга и Ольга (и вдруг в скобках –Вольга!) и поневоле подумаешь: а Волга-то-матушка не родня ли нашей Ольге-Вольге? И тут же особенной горечью вспомнишь, что лежат они, святые бабушка с внуком, в храме Успения Богородицы в Киеве -«матери городов русских», а уж «мать-то» не только мачехой, а и вовсе никакой роднёй России быть не хочет. И каково им теперь?

Для чего вот, думаешь, «Невский-то благовест» и создавался. Чтобы веры христианские (а тут равноправны католики, протестанты, православные) могли удержать мир от распада, устыдив ревнителей «суверенитетов» Господним именем и напоминанием, что мы все дети одного райского сада, в котором Господь, как говорил один русский мученик- монах, расстрелянный в 1937-м году , «любит не всех одинаково, а каждого – больше».
«Невский-то благовест» не по самой даже Неве назван, а по Невскому проспекту, потому что Александр Дюма, некогда навестивший Россию, не зря звал его «проспектом веротерпимости», дивясь, как любяще и естественно соседствуют на нём православные, католические и протестантские храмы, прихожане которых и их батюшки (воспользуемся родным словом, потому что ведь и « падре» - отец и уж тем более «папа» - папа) вот уже тринадцать лет в ноябре собираются в духовном сердце Петербурга - Александро-Невской Лавре, чтобы всмотреться в искусство своих народов. И диалог год от года делается вглядчивее и бережнее.

Диалог понемногу ширится. По одним каталогам вижу – в 2011-м 28 страниц, а уже в этом - 112. И год от года каталоги, как и фестивали, глубже, умнее и, даже не потупив глаза, можно сказать – аристократичнее составом, вёрсткой тонкостью внутренних рифм. Уже, кажется, не грех «прокатить» и каталоги, и отдельные картины Фестиваля по «столицам вер» - хоть в Риме покажи, хоть в Берлине, хоть в Ереване - везде они будут к слову и по делу.

Межконфессиональные художественные встречи тем и дороги, что и режиссеры, продюсеры, прокатчики разных вероисповеданий (тоже – ведь не чудо ли? – мы говорим не о рынке только, но о вере) обмениваются идеями, проектами, картинами и сами становятся братством, чтобы уже в следующих своих работах слышать общий контекст и смягчать одно, подчеркивать другое и укреплять дорогу небесного единства как раз в тот час, когда народы пустились разбегаться друг от друга. Вот Фестиваль вопреки безумным тенденциям, и не устает напоминать Господень призыв: «Да будут все едины!»

Мои собственные задачи проще – напоминать не только о межконфессиональном, но и о внутрихудожественном единстве и не забывать с благодарностью провожать уходящих сегодня с тревожной последовательностью мастеров других искусств – Виктора Астафьева, Валентина Распутина, Валерия Гаврилина, Савву Ямщикова, чтобы и мы, как они, были едины и ответственны перед Богом и церковью в общем делании и святом противостоянии разделению.

Мир вступает в опасное «постисторическое» (а кто-то уже говорит и «пострелигиозное») пространство. И тем дороже и необходимее пушкинские уроки цельности и духовной крепости.

Спасибо, батюшка Фестиваль! Прости и благослови на новые труды во имя любви и спасения.

Валентин Курбатов, писатель, член Президентского Совета по культуре и искусству.