Суббота, 31 Июль

Подписывайтесь на страницы Александро-Невской Лавры в социальных сетях ВКонтакте, Instagram



В Лавре прошла конференция о церковном почитании Александра Невского

В новом зале духовно-просветительского центра «Святодуховский» прошла научно-практическая конференция «Святой Александр Невский. Вопросы канонизации и церковного почитания». С докладами выступили историки и священнослужители из Санкт-Петербургской Духовной Академии, Российского государственного педагогического университета им. Герцена, Центрального государственного архива Санкт-Петербурга, Московского Свято-Филаретовского института.

Доктор исторических наук, профессор СПБДА Алексей Петров посвятил свое выступление новгородским событиям 1255 – 1259 гг. Он остановился на двух эпизодах из истории Великого Новгорода. В 1255 году из города был изгнан наместник князя Александра Невского – его старший сын Василий Александрович. Тем самым новгородцы продемонстрировали свое неприятие великокняжеского суверенитета над, как они считали, вольным городом. Во второй раз они воспротивились власти Александра Невского, когда не пустили в Новгород татарских чиновников для переписи населения. Тогда Василий горожан поддержал, за что был смещен и сослан своим отцом. Ученый рассмотрел эти два эпизода в контексте борьбы двух городских сословий: «меньших», то есть черни, и «вятших», то есть знати, бояр. Он опроверг тезис о том, что это была территориальная борьба, определив ее только как сословную. Князь Александр Невский в этом противостоянии мудро комбинировал демонстрацию силы с уговорам и компромиссами.

Доклад доктора исторических наук, ректора Свято-Филаретовского института Алексея Мазурова был посвящен первому посмертному чуду Александра Невского, так называемому «чуду со свитком». В житии святого князя описан эпизод, когда во время его похорон митрополит Кирилл хотел вложить в руку усопшему разрешительную молитву. В этот момент умерший князь поднял руку и взял ее самостоятельно. Свидетелями чуда были сам митрополит, его эконом и автор жития. Докладчик предложил разобраться, что именно вкладывал владыка Кирилл в руку князя Александра Невского. В разных списках жития этот свиток назывался по-разному. До 14 века в похоронном обряде не было традиции вкладывать разрешительную молитву в руку покойника, ее читали над гробом вслух. Однако в гроб действительно вкладывались разные тексты, наиболее древний из них – душевная грамота, которая, по сути, являлась письменно оформленным завещанием. Поскольку житие князя Александра Невского подвергалось частым редакциям, то и тексты, актуальные для каждого временного отрезка, начали смешиваться и создавать путаницу. Докладчик делает вывод, что, скорее всего, в руку князю было вложено его завещание – душевная грамота – где был зафиксирован раздел земель среди его сыновей. Не исключено, что эта грамота была обнародована, прежде, чем ее положили в гроб.

На многочисленных редакциях, которым подвергалось житие Александра Невского, остановился в своем сообщении кандидат исторических наук и богословия, проректор по научно-богословской работе СПБДА протоиерей Константин Костромин. По его словам, то, что сразу после его смерти князю было написано житие – уже являлось редкостью. Существовали немногочисленные примеры, среди которых – святые князья Борис и Глеб, князь Андрей Боголюбский и еще несколько. Однако их жития не претерпевали существенных изменений и сохранились как есть. Житие князя Александра постоянно редактировалось, что свидетельствует о том, что он волновал умы многих поколений. Повесть о святом князе Александре все время пытались актуализировать, сделать понятной для конкретной эпохи. Например,  в самой ранней редакции его нигде не называют святым, а на первое место выходит храбрость князя, которую постоянно испытывают – некий римский король и татарский хан Батый. В первом случае храбрость испытывается в бою, во втором – в дипломатии. Князь Александр выступает как праведный, боголюбивый и человеколюбивый. Он одним из первых получил святость не благодаря мученической кончине – как князья до него – а благодаря своей праведности. В редакции 14 века появляется термин «святое тело», что свидетельствует о почитании его мощей. Через столетие князь Александр уже называется благоверным. Отец Константин делает вывод, что Макарьевский Собор 1547 года только подтвердил святость князя Александра, а не установил ее. Его святость долгие годы была очевидной для царской семьи, для народа, для тех, кто приходил поклониться его святому телу в Рождество-Богородичный монастырь во Владимире.

Доктор исторических наук, директор Института истории и социальных наук РГПУ им. Герцена Роман Соколов посвятил свой доклад образу Александра Невского в культурном дискурсе предвоенной эпохи XX века. После 1917 года князь оказался в забвении из-за своей святости. Наступала атеистическая эпоха в истории нашей страны, и святым в ней не было места. Однако уже в 1937 году выходит первая научная статья историка и библиографа Антона Ивановича Козаченко, посвященная победам Александра Невского над шведами и немецкими рыцарями, где автор проводит параллели между агрессивными планами Гитлера в отношении СССР и действиями немецких рыцарей в 13 веке. Происходит изменение историографической ситуации. В 1937-1939 гг. в СССР стали весьма интенсивно выходить публикации, прославлявшие победы Александра Невского над немецкими рыцарями, в которых последние изображались, как в высшей степени опасный, жестокий и коварный враг. Фигура Александра Невского становится частью советской культуры. Выходит знаменитый фильм Сергея Эйзенштейна «Александр Невский». В нем впервые в положительном ключе изображено духовенство.

О почитании князя Александра Невского в Петербурге в XX веке рассказал доктор исторических наук, главный архивист Центрального государственного архива Санкт-Петербурга, профессор СПБДА Михаил Шкаровский. Он кратко остановился на истории формирования образа Александра Невского как покровителя северной столицы с середины 18 века и на судьбе его мощей в XX веке. Далее, докладчик отметил, что в Петербурге многое связано с именем благоверного князя. К 1917 году существовало 58 алтарей, освященных в его честь, и 30 отдельно стоящих храмов. Это были полковые церкви, храмы при государственных и учебных учреждениях, дворцовые, больничные и даже кладбищенские. Все они были закрыты в 1918 – 1933 гг. Самой первой открылась кладбищенская церковь святого Александра Невского в Шувалово в 1966 г.

Несколько десятков городских предприятий в начале XX века носили имя святого князя. Оно также присутствует в городской топонимике: в честь Александра Невского названы площадь и улица возле Лавры, станция метро, мост. Петербургские и ленинградские деятели культуры и искусства посвящали ему свои произведения. Малоизвестный факт, открытый Михаилом Шкаровским недавно, что проект памятника святому князю существовал еще в 1914 году, однако его установке помешали революционные события. Сегодня в Петербурге и окрестностях семь памятников Александру Невскому.

Кандидат богословия, иерей Димитрий Пономарев в своем сообщении остановился на жизни Александро-Невской Лавры в XXI веке, проанализировав основные события, повлиявшие на новейшую историю монастыря.

Императорскому типу иконографии святого князя Александра был посвящен доклад кандидата искусствоведения, руководителя иконописной мастерской Александро-Невской Лавры Дмитрия Мироненко. Он отметил, что, как и житие, иконография князя чутко реагировала на изменения в государственной политике. Эпоха Петра Великого приносит новые знаки власти – инсигнии, которые появляются на парадных портретах и обозначают Петра уже не как царя, а как императора Российского. Меняется система зрительных образов. Мало того, что Петр запретил изображать Александра Невского как монаха, что было принято на древних иконах, теперь и образ Великого князя становится неактуальным, хотя не отвергается полностью. Короли и императоры Европы конца XVII – начала XVIII веков изображаются с имперскими знаками власти – скипетром, державой, венцом – а также зачастую в рыцарских латах. Это формировало непривычный облик правителя для рядового россиянина. Петру необходим был авторитетный пример для утверждения своего образа как императора в российском обществе. На эту идеологическую роль прекрасно подошел Александр Невский. Императорский тип иконографии святого сформировался на основе парадных коронационных портретов Петра. Она не претендует на историческую достоверность, поскольку древнерусский князь, сам боровшийся с рыцарями, не мог носить рыцарские средневековые доспехи. Однако образ Александра Невского, как императора, успешно используется для прославления нового типа власти в России.