Воскресенье, 09 Май

Подписывайтесь на страницы Александро-Невской Лавры в социальных сетях ВКонтакте, Instagram



Визит Святейшего Патриарха Кирилла в Александро-Невскую Лавру

В неделю 21-ю по Пятидесятнице, 2 ноября, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил Божественную Литургию в храме святителя Николая Чудотворца на Большеохтинском кладбище. Его Святейшеству сослужили митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий, епископ Царскосельский Маркелл, секретарь епархиального управления протоиерей Сергий Куксевич, благочинный Большеохтинского округа протоиерей Александр Будников, протоиерей Николай Гундяев, настоятель протоиерей Геннадий Гордеев с клиром.

По завершении богослужения Святейший Патриарх Кирилл отправился к месту захоронения своих благочестивых родителей, протоиерея Михаила Гундяева и Раисы Владимировны Гундяевой, и совершил на могиле заупокойную литию.

 В Свято-Троицкой Александро-Невской Лавре Предстоятеля встречала братия монастыря во главе с наместником обители епископом Кронштадтским Назарием, а также учащие и учащиеся Санкт-Петербургских духовных школ.

Владыка Назарий с особой радостью приветствовал Святейшего Патриарха в стенах вверенной ему святой обители и выразил благодарность Его Святейшиству, за то, что он своим личным примером напоминает нам о том, как важно чтить «не только своих родных по крови, но и родных по духу».

В своей ответной речи Его Святейшество отметил, что круглые даты смерти его родителей совпали с 85-летием со дня рождения митрополита Никодима и послужили причиной визита в Санкт-Петербург.

Вспоминая приснопамятного владыку Никодима, Святейший Патриарх в частности отметил: «Это был иерарх, который жил духовными школами. Я будучи его секретарем помню, как он до глубокой ночи принимал студентов и воспитанников. Иногда эти приемы заканчивались в час ночи и даже позже. Около его дверей всегда толпились студенты. Кого-то он сам вызывал, у кого-то была потребность пообщаться со своим святителем.

Ему было всего 45 лет, когда произошел первый инфаркт, а умер он от седьмого инфаркта. И это свидетельствовало о том, что сердце его надрывалось. Помимо того, что он возглавлял Санкт-Петербургскую кафедру, владыка был председателем отдела по внешне-церковным сношениям и был на стыке церковно-государственных отношений. Он обладал совершенно необычными способностями – он очень хорошо говорил по-английски, по-гречески, по-древнееврейски никогда систематически не изучая этих языков. У него была феноменальная память! Протоиерей Ливерий Воронов – профессор духовных школ, лучший богослов нашей Церкви того времени, бывало спрашивал его за завтраком, о том какие святые празднуются, например, 20-го ноября, и владыка навскидку называл имена, тех, кто поминается в этот день. Мы, пораженные его памятью, спрашивали его том, как он может их помнить. И владыка отвечал, что когда он стал священником, а произошло это в юные годы, он каждый день совершал Литургию и каждый день говорил отпуст.

И вот этот человек, обладавший незаурядными способностями, дарами от Господа все свои силы направлял на то, чтобы защитить Церковь, в то самое тяжелейшее время, когда удары наносились со стороны государства. И он, как председатель внешне-церковных сношений, первый воспринимал эти удары. До владыки Никодима мы имели иерархию надломленную гонениями – архиереи прошедшее через тюрьмы и лагеря, не были готовы к конфронтации с властью. А владыка Никодим всегда говорил, что он родился в советском союзе, и ничем не отличается от тех, кто у власти, он говорил, что верит в Бога, и что мы граждане одной и той же страны. Отталкиваясь от этого основания, он защищал Церковь так, как не могли ее защищать архиереи довоенного рукоположения. Некоторым казалось, что он поступает очень рискованно, очень дерзко, но другого пути не было. С его архиерейского подвига началось выстраивание иных отношений Церкви и власти.

Я благодарю Бога, за то, что после жизни в очень благочестивой семье, я поступил в семинарию и оказался среди людей, окружавших митрополита Никодима. Он проявил особую отеческую любовь ко мне. Достаточно рано избрал меня своим личным секретарем. Я вместе с ним работал, был свидетелем огромных трудов, которые он несет, и я несу в себе, то, что он в меня вложи. Владыка Никодим был самым сильным кандидатом, чтобы стать патриархом, однако власти этого не хотели, и он действительно никогда патриархом не стал. Так вот в день патриаршей интронизации восходя на патриарший престол я мысленно восходил на него с владыкой Никодимом. Я никогда этого никому не говорил, говорю вам первым. Помните этого великого человека!». 

В завершении своего визита в Лавру, вместе с братией обители, студентами духовных школ и прихожанами, Святейший Патриарх Кирилл совершил литию на могиле своего духовного наставника митрополита Никодима на Никольском кладбище монастыря и поблагодарил собравшихся за молитву.