Пятница, 20 Октябрь



Насельники Александро-Невской Лавры приняли участие в "круглом столе", посвященном городским монастырям

В Свято-Владимирской школе при Воскресенском Новодевичьем монастыре 8-9 августа прошел "круглый стол" "Особенности устроения монашеской жизни в городских монастырях". Организаторы - Синодальный отдел по монастырям и монашеству, комиссия Межсоборного присутствия по вопросам организации жизни монастырей и монашества, Воскресенский Новодевичий монастырь. Местом заседания стал школьный Введенский храм.

Участниками "круглого стола" стали представители 46 епархий: двое епископов, 14 архимандритов, 25 игуменов, 38 игумений - настоятели городских монастырей Русской Православной Церкви и братских Поместных Церквей, а также иеромонахи, монахи, инокини, послушницы, сопровождающие лица. Председательствовал на "круглом столе" викарий Донецкой епархии митрополит Святогорский Арсений.

Вниманию участников были предложены доклады об основных трудностях городских монастырей, о практических аспектах соблюдения монашеских обетов, особенностях духовного окормления мирян в обителях.

Первую секцию, "Город и монастырь", открыл доклад доктора богословия иеромонаха Кирилла (Зинковского) "Историческое развитие городских монастырей и особенностей уклада их жизни".

Отец Кирилл отметил, что, хотя первоначально монахи стремились к уединению в пустыне, Господь чаще всего не давал отшельникам оставаться в безвестности: за ними следовали ученики, и возникали общежительные монастыри. Основатель монашества преподобный Антоний Великий предупреждал учеников, что сам по себе уход от мира не является подвигом. По мысли отца Кирилла, скорее делает монаха монахом не уединение, а отказ от семейной жизни, и главная цель монашества - не скрыться от людей, а соединиться с Господом Богом. Если посмотреть на земную жизнь Спасителя, видно, что Он то удалялся от людей, то приходил в города и веси. Отцы Церкви неоднократно говорили, что киновия предпочтительнее отшельничества, поскольку позволяет избегать гордыни и прелести.

Что касается монастырей в городах, многие из них были основаны или впоследствии прославились выдающимися подвижниками веры - святителем Василием Великим, преподобным Феодором Студитом. Монастыри были и в древнем Иерусалиме, и в Константинополе, а греческий город Салоники из-за большого количества обителей называли вторым Афоном.

Еще один важный аспект проблемы был затронут отцом Кириллом: в нынешнее время с развитием транспортных коммуникаций, появлением интернета разница между монастырями в центре города и в уединенном месте невелика и все больше и больше стирается.

Представитель Элладской Православной Церкви архимандрит Максим (Кирицис) настоятель монастыря святого Дионисия Олимпийского, выступил с докладом "Основные трудности жизни городских монастырей и пути их преодоления".

Отец Максим также начал свое выступление с того, что в истории Церкви известны многие городские монастыри и что нет обстоятельств, в которых христианская жизнь была бы невозможной. Докладчик подчеркнул, что и отдаленный монастырь может быть весьма многолюдным, и привел пример из жития преподобного Силуана Афонского, который работал на монастырской мельнице и ежедневно общался с большим количеством людей.

Среди трудностей монашеской жизни докладчик указал как раз развитие информационных технологий, что порою даже опаснее для монашеской жизни, чем физическое присутствие мира. Задача монаха - "изгнать мир из себя". Отец Максим сравнил монаха в городском монастыре с летчиком, который пилотирует самолет на малой высоте, когда необходимо быть особенно осмотрительным.

Конечно, существует специфически городская проблема - легкая доступность монастыря для многочисленных паломников, многие из которых совершенно не понимают, как себя вести с монашествующими.

"Следует всегда помнить, что монастырь - не часть мира и не туристический объект. Надо считаться с его духовной природой. Монашеские традиции входят в мир как преображающая сила", - сказал отец Максим.

Он подчеркнул, что главная миссионерская и катехизическая задача монаха - молиться за весь мир. В плане преодоления недостатков городского монастыря отец Максим посоветовал обязательно оградить территории, недоступные для посторонних, и назначать ответственными за общение с паломниками только духовно опытных людей.

"Живет монах в городе или нет, главная трудность - осуществление монашеского послушания, - заметил отец Максим. - Это - основа монашества".

Игумения Нина (Дорошко), настоятельница Сретенского монастыря Муромской епархии, задала вопрос, что делать, когда молитвенной жизни обители мешают городские праздники с громкой музыкой, фейерверками. Отец Максим ответил, что если есть возможность вступить в диалог, надо в него вступать, добиваться, чтобы городские власти считались с существованием монастыря.

Игумения Мария (Сидоропулу), настоятельница монастыря преподобномученицы Елисаветы (Берлинская и Германская епархия РПЦЗ), выступила с докладом "Практические аспекты соблюдения монашеских обетов в городском монастыре".

Игумения Мария как раз указала на разницу между монастырем в городе и уединенной местности: уединенные монастыри делятся информацией о себе и приглашают паломников, а в городской монастырь паломники приходят сами. Одним из способов избежать обмирщения докладчица назвала ограничение времени посещения монастырей. Она подчеркнула, что в монастырском уставе должно быть прописано время для келейного правила и духовного чтения в середине дня, а не вечером, когда уставший человек скорее всего предпочтет сон. Второй "якорь спасения" - умное делание, Иисусова молитва. Третий - отказ от пользования интернетом, знакомства с новостями. Четвертый - ограничение общения с мирянами.

"В монастырях подвизаются люди, имеющие целью Христа, и в каждом человеке они видят Христа, даже если избегают общения. Часто приходится объяснять паломникам, что сестры не вступают в разговоры с мирянами не из неуважения к ним. Наш монастырь находится в деревне под Мюнхеном, это единственный православный женский монастырь в Германии. С 12:00 до 14:00 и с 16:00 до 18:00 монастырь закрыт для посетителей. Сестрам не благословляется общаться с паломниками. У насельниц нет личных вещей, телефонов, своих денег, им нельзя принимать подарки. Получив посылку от родственников, сестра приносит ее настоятельнице и спрашивает, как распорядиться полученным", - поделилась опытом игумения Мария.

Докладчице был задан вопрос, можно ли, по ее мнению, быть монахами в миру, как это нередко происходило в советское время: люди давали монашеские обеты, но жили среди мирян и ходили на работу. Она ответила, что такая практика была обусловлена временем, а в настоящее время, когда есть возможность уйти в монастырь, монаху жить в миру - это самоугождение.

Епископ Борисовский и Марьиногорский Вениамин (Белорусский Экзархат) выступил с докладом "Посреди мира и вдали от него: отношения монахов с внешним миром в городском монастыре".

Владыка отметил, что в монашеской жизни велика роль труда, особенно ручного. Но важна не работа сама по себе, а то, что она делается по послушанию, поэтому важно во время работы сохранять внутреннюю тишину. Разумеется, необходимо избегать совместной работы монахов и трудников. В храме, если есть возможность, нужно специальное место для монахов, желательно с отдельным входом. Не нужно привлекать мирян на клирос, лучше создать братский хор. Необходимо периодически менять ответственных за послушания, связанные с контактами со внешним миром.

Владыке был задан вопрос о создании особножительных монастырей; особенно это касается ученого монашества, которое занимается преподавательской работой. Епископ Вениамин ответил, что если монах по каким-то причинам не может жить в монастыре, он может жить в одиночестве по благословению игумена обители. Чтобы не было самочиния, ему необходимо иметь духовника. Для насельников общежительных монастырей, желающих уединения, можно устраивать скиты - так делают во многих городских монастырях.

Монах Досифей (Горбачевский), насельник монастыря Раду-Воде в Румынии, выступил с докладом "Сочетание традиций гостеприимства и уединенного жительства в городском монастыре".

Докладчик остановился на том, что в Священном Писании как Ветхого, так и Нового Завета гостеприимство воспринимается как милосердие. По Студийскому уставу при каждом монастыре должна быть гостиница; гостиницы и странноприимные дома были практически при каждом монастыре. Ночлег в них предоставлялся бесплатно, нередко не ограничивалось время проживания, что рождало злоупотребления. Начиная с V-VI веков, при монастырях появились и госпитали. На Руси в неурожайные годы монастыри кормили нуждающихся. На постоялых дворах имелись церкви, часто они строились одновременно. В XVII-XVIII веках за проживание в монастырских гостиницах стали брать скромную плату; полученные средства шли в том числе и на благотворительность.

"Гостеприимство - средство для любви к ближнему, оно не мешает духовному совершенствованию, - уверен отец Досифей. - Все зависит от человека. Конечно, неопытных монахов не надо назначать гостиничными".

Отец Досифей с помощью проекционной техники познакомил участников "круглого стола" с интерьерами гостиницы монастыря Раду-Воде и подчеркнул, что пребывание в монастырской гостинице может стать для паломника первой ступенькой на пути к Богу.

Вторая секция была посвящена теме духовного окормления в городских монастырях. Ее открыл доклад еще одного представителя Элладской Православной Церкви, архимандрита Мефодия из монастыря Христа Воскресшего в Пирее. Он назывался "Вопроси отца твоего: основные духовные трудности монашествующих городских монастырей и значение руководства игумена в их решении для духовного возрастания брата".

Отец Мефодий отметил, что в России городских монастырей гораздо больше, чем в Греции, и что монастырь в Пирее относительно новый - обители только двадцать лет. Большинство горожан отнеслось к появлению обители доброжелательно и даже спрашивали, почему в монастыре не звонят к утренней службе. Получив ответ: "Чтобы никого не беспокоить", горожане заверили, что звон колоколов поутру их не беспокоит, а, наоборот, успокаивает: даже если они не идут на службу, они знают, что насельники молятся за них.

Среди опасностей нахождения монастыря в большом городе (а Пирей не просто город, а крупнейший порт в Греции) докладчик назвал шум и суету городской жизни, влияние окружающей апостасии, искушение различными материальными вещами, в том числе гаджетами, чрезмерное увлечение обслуживанием мирян. Как монахи могут бороться с этими искушениями? В первую очередь, иметь пространство и время для молитвенного делания, не нарушаемое ни другими людьми, ни телефоном, ни интернетом. Игумену необходимо разработать ежедневную, еженедельную, ежегодную программу, которая обеспечивает братии безмолвие и молитву, и неукоснительно соблюдать ее. Необходимо также духовное окормление братии со стороны игумена и частые собрания, которые рождают чувства коллективной ответственности и взаимного уважения. Главный вред монаху, подчеркнул отец Мефодий, приносит нерассудительное общение с миром; монах должен помнить, что помогать миру он должен в первую очередь молитвой.

Владыка Арсений зачитал некоторые вопросы, пришедшие в записках во время доклада. В частности, прозвучал вопрос, нужно ли искать вдохновение в молитве. Отец Мефодий ответил, что главное в молитве - не поиск вдохновения, а покаяние, и если искать вдохновения, то не в психологическом, а в духовном смысле - душа должна желать богообщения. Кроме того, по всем смущающим вопросам лучше обращаться к своему духовнику.

Наместник Благовещенского монастыря в Бортничах (Киевская епархия УПЦ МП) архимандрит Варлаам (Гергель) выступил с докладом о пастырском окормлении мирян в монастырях. Монастырь в Бортничах был сначала обычным приходским храмом, и это наложило особый отпечаток на отношение к нему мирян: с тех времен осталось много прихожан. Отец Варлаам отметил, что наибольшей популярностью среди мирян по-прежнему пользуются требы. Объясняя, почему при наличии большого количества приходских храмов люди все же идут в монастыри, он поделился наблюдениями о том, что в обычных храмах чин исповеди сокращается, индивидуальная исповедь часто заменяется формальной "общей", и душа, взыскующая покаяния, стремится туда, где людей исповедуют со вниманием. В то же время отец Варлаам предостерег от "допросов с пристрастием", в особенности касающихся семейной жизни, а также от унизительного тона по отношению к кающимся: грешника надо жалеть, а не унижать. Единственное, чего не надо делать, - потворствовать жалобам на злых родственников и коллег по работе, во что нередко превращается исповедь: нужно твердо напоминать людям, что на исповеди надо говорить о собственных, а не о чужих грехах. Не обошел докладчик и темы "младостарчества", упомянув, что часть паломник приезжает в монастырь, идет на исповедь, а батюшка налагает на него епитимию и отлучает на два года от причастия. Так человек вместо духовного окормления получает обиду и недоразумение; и когда он возвращается домой, его духовник снять отлучение не может, хотя понимает, что оно несправедливо. Неполезна и практика исповеди во время Божественной литургии: и священник в богослужении не участвует, и мирянин присутствует на нем чисто формально: необходимо исповедовать или накануне, или до начала богослужения.

Владыка Антоний поблагодарил отца Варлаама и других докладчиков:

"Видно, что доклады прошли через душу и сердце, и хоть они пространны, но тем и ценны".

Касаясь темы отлучения от причастия, митрополит Антоний привел слова архимандрита Серафима (Тяпочкина): "Пусть лучше Господь с меня взыщет за излишнее милосердие, чем за излишнюю строгость".

Настоятельница Новодевичьего монастыря игумения София (Силина) посвятила свое выступление особенностям окормления мирян в женских монастырях.

Игумения София подчеркнула, что по монастырскому уставу община состоит только из монахов, исключает прихожан. Даже если человек живет напротив и бывает на каждом богослужении, он остается в монастыре гостем и должен это понимать. Особенно недопустимо, когда миряне на правах "старожилов" начинают делать замечания пришедшим туда паломникам. Насельницам монастыря необходимо избегать общения с мирянами, не вступать в разговоры, особенно во время богослужения.

Это не исключает катехизацию мирян, помощь им: игумения София рассказала о социальной работе, которая ведется в обители - о приюте для женщин с детьми, попавших в трудную жизненную ситуацию, о медицинском центре "Белая роза". Особая роль в жизни монастыря возлагается на священников, клириков обители: именно они должны работать и с мирянами, и с сестрами.

В завершение первого дня участником было предложено паломничество по святым местам Санкт-Петербурга: они посетили Александро-Невскую лавру, часовню блаженной Ксении Петербургской на Смоленском кладбище, Свято-Иоанновский ставропигиальный женский монастырь.

На следующий день, 9 августа, состоялась секция "Внутренняя жизнь городского монастыря". Были заслушаны и обсуждены доклады насельника Нило-Столобенской пустыни иеромонаха Иакова (Степкина) об особенностях богослужебной жизни в городском монастыре, и.о. наместника Заиконоспасского ставропигиального монастыря иеромонаха Даниила (Константинова) об организации распорядка жизни братии, настоятельницы Марфо-Мариинской обители игумении Елисаветы (Поздняковой) о создании условий для возможности келейной молитвы, начальника Свято-Успенского подворья Оптиной пустыни игумена Арсения (Мосалева) об особенностях внутренней монашеской жизни городских подворий и в завершение - доклад митрополита Святогорского Арсения "Зде покой мой, зде вселюся": как городской монастырь становится местом, куда стремится сердце, взыскующее монашеского жития".

ИА "Вода живая",
09.08.17