Суббота, 18 Ноябрь



Домовой храм святителей Иннокентия и Софрония Иркутских

Летом 2000 года, когда помещение домового храма на втором этаже братского корпуса Лавры было подготовлено для отделочных работ, наместник обители, архимандрит Назарий, предложил Дмитрию Мироненко, руководителю лаврской иконописно-реставрационной мастерской во имя преподобного Иоанна Дамаскина, высказать мнение относительно выбора цвета стен. Иконописец разработал проект росписи восточной стены, соответствующей евхаристическому назначению помещения и посвящённой святителям Иннокентию и Софронию Иркутским, насельниками монастыря в первый век его существования. Проект был благословлен, и работа началась.

Высокую алтарную стену предполагалось разделить по вертикали на два ряда, в верхнем расположить тронный образ Божией Матери с младенцем Христом на коленях, с двумя ангелами по обеим сторонам и двумя святителями иркутскими, в нижнем ряду ‒ поместить символическое изображение «Поклонение Агнцу», или «Служба Святителей». В центре ряда, на драпированном престоле ‒ дискос с Агнцем Божьим ‒ Христом. Два ангела веют рипидами по обе стороны «Святой Трапезы», как и в верхнем ряду. У престола предстоят четыре святителя: Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Двоеслов и Иаков, брат Господень. Авторы четырёх чинов Божественной литургии изображаются сослужащими друг другу за вечной Евхаристией перед престолом, на котором Христос предает Себя в искупительную жертву за грехи всего мира.

В течение двух лет ответственную работ вместе с руководителем мастерской Дмитрием Мироненко, иконописцем Андреем Пономарёвым и стажером Мариной Бубновой выполняли две новые сотрудницы ‒ Лилия Комиссарова (первая выпускница нового отделения церковно-исторической живописи Института им. И. Е. Репина) и Анна Карагина (первая выпускница иконописной школы при Санкт-Петербургской Духовной Академии и Семинарии). Для этого проекта лаврские мастера разработали рецептуру цельнояичной темперы, аналогичную использовавшейся в древней стенописи.

После окончания росписи восточной стены, которая теперь выделялась из интерьера, отец Назарий пожелал видеть расписанным свод. Вновь закипела работа, и вскоре иконописцы предложили эскиз: в центре на голубом звездном «Небе» сияет образ четырёхконечного украшенного креста, по углам расположены символические изображения четырёх евангелистов (ангел, лев, телец и орел). Эскиз был утверждён, и примерно через год роспись свода была завершена.

Вновь радостные изографы пригласили своего главного цензора, и им была поставлена новая задача ‒ расписать дугообразные тимпаны южной и северной стен. Художественное решение ‒ поместить в них обрамлённую писаным камнем аркатуру ‒ появилось не сразу, а сама работа выполнялась в течение полугода новым сотрудником мастерской Игорем Белоцерковским.

При новом просмотре наместник предложил иконописцам выработать проект завершения росписи всего помещения, причем на северной и южной стенах поместить образы святителей, связанных с обителью, и образы особо чтимых в Русской Церкви преподобных ‒ ведь храм предназначен для братской молитвы.

На новом этапе работ северная и южная стены были разделены на два ряда, как восточная: в верхнем ‒ поясные образы святителей: священномучеников Владимира Киевского, Серафима и Вениамина Петроградских, святителей Николая Японского, Игнатия Кавказского, Феофана Затворника. В нижнем ряду ‒ образы десяти преподобных, согласно родству их подвигов стоящих парами друг напротив друга.

В восточной части нижнего ряда изображены первоначальники русского монашества преподобные Антоний и Феодосий Печерские, за ними ‒ основатели обителей Святой Троицы преподобные Сергий Радонежский и Александр Свирский, в центре ряда ‒ два князя-схимника, Александр Невский и его младший сын Даниил Московский, далее два пламенных молитвенника ‒ преподобные Серафим Саровский и Серафим Вырицкий, а в западной части ‒ образы вселенских преподобных, песнописца Иоанна Дамаскина и аскета, игумена Синайского, Иоанна Лествичника.

Эти два святых фланкируют основание четвертой, западной стены храма, отведенной назидательному изображению «Лествицы», показывающему, в соответствии с аскетико-богословским трудом преподобного игумена, сложности и искушения на пути монаха, восходящего на небо к Христу Спасителю. Сам преподобный изображен тут же, и фрагмент его текста читается на развернутой хартии.

Работа над росписью домового храма святителей Иннокентия и Софрония Иркутских продолжалась почти десять лет, значительная её часть была выполнена стажёрами мастерской, для каждого из них этот труд стал первым опытом стенописи и реальной школой мастерства. После завершения работы и демонтажа лесов иконописцы с удовлетворением увидели плод рук своих, а насельники корпуса наконец обрели место общей молитвы.

При завершении открылся ещё один ‒ незапланированный ‒ результат этой долгой работы. Роспись храма была завершена в год 300-летия святой обители. К юбилею были возобновлены почти все помещения и фасады, но далеко не все ранее действовавшие алтари. Создание нового храма явило духовную энергию Русской Православной Церкви, творческое развитие её художественной культуры и появление современных произведений церковного искусства, обращенных молитвой ‒ к Богу и «проповедью в красках» ‒ к человеку.