Пятница, 28 Июль



Архив Александро-Невской Лавры и работы по его описанию

Гордей Щеглов, кандидат богословия

Александро-Невская Лавра (фото К.К. Буллы, 1913 г.)

Александро-Невская Лавра (фото К.К. Буллы, 1913 г.)

История приведения в порядок и научного оформления архива Александро-Невской Лавры начинается с конца XIX столетия. До этого лаврский архив, как это часто случалось во многих русских обителях, пребывал со стороны монастырского начальства в пренебрежении и заброшенности. Не имея ни приличного помещения для хранения, ни надлежащего ухода он находился в самом плачевном состоянии, так что некоторые дела его наполовину истлели от сырости.

К сожалению, такое отношение монастырей к научно-культурному достоянию было не редкостью. Довольно типичный пример небрежного отношения к монастырскому архиву описывает последний протопресвитер армии и флота Георгий Шавельский. Занимаясь в свое время работой над исследованием, посвященным воссоединению западнорусских униатов 1839 г., он в 1907 г. посетил Пожайский монастырь1 Ковенской губернии, с целью ознакомиться с монастырским архивом, в котором имелись ценные документы по истории воссоединения. Некоторые из этих документов были использованы Г.Я. Киприановичем в его сочинении «Жизнь Иосифа Семашки, митрополита Виленского и Литовского»2. Вот что вспоминал о своем посещении обители отец Георгий: «Тяжелое впечатление произвел тогда этот величественный монастырь: монастырские здания содержались грязно, мраморный пол в алтаре был покрыт деревянным, иконостас из итальянского мрамора был замазан краской, статуи святых (католических. – Г.Щ.) в саду “ревнителями пра-вославия” были изуродованы – носы отбиты, глаза выцарапаны, помещав-шийся в сырой и грязной комнате архив находился в хаотическом состоянии; документов, на которые ссылался Г.Я. Киприанович, уже не оказалось. На мою просьбу разрешить мне унести интересующие меня документы в келью, чтобы там рассмотреть их, – ибо в архивном – неудобном и сыром помещении нельзя было работать, – заведующий архивом монах добродушно ответил: “Да вы берите их совсем, если они вам нужны, – на что они нам!”»3. Подобное отношение населявших монастыри простецов, по словам отца Георгия, было не редкостью. Это приводило к тому, что немало коллекционеров, ловко пользовавшихся простотой и невежеством монахов, разъезжало по монастырям, в особенности северным, то даром, то за бесценок приобретавших древние иконы, книги и другие предметы старины. А многое старинное и драгоценное просто выбрасывалось или сжигалось, как «ненужное» и «лишнее»4.

Что касается архива Александро-Невской Лавры, то изменение его судьбы было связано с появлением в 1898 г. на Петербургской кафедре митрополита Антония (Вадковского)5. Нужно заметить, что именно со святительством владыки Антония связано возвращение Лавры, после долгого перерыва, на путь научно-просветительного служения Церкви. Близкий науке человек, в прошлом профессор Казанской духовной академии, митрополит Антоний, найдя себе просвещенного помощника в лице архимандрита Феофана (Тулякова), оставил после себя в Лавре образцово устроенные богатое Древлехранилище и научно-оборудованный архив6.

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский). Фото начала XX ст.

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский). Фото начала XX ст.

Владыка Антоний, писавший в свое время исследования по рукописным источникам и занимавшийся описанием Соловецких рукописей, с приходом на столичную кафедру сразу же обратил внимание на лаврский архив, распорядившись о переводе его в сухое помещение и составлении описи. Уже к 1900 г. архив полностью был размещен в отапливаемых помещениях, и имел инвентарную опись7.

Инициатива же описания архива Александро-Невской Лавры принадлежит известному церковному историку С.Г. Рункевичу8. Занимаясь в те годы с документами архива во время работы над «Истории Русской Церкви под управлением Святейшего Синода»9, С.Г. Рункевич пришел к мысли о необходимости его описания. Это дело ему представлялось тем более важным, что хранившиеся в архиве документы были тесно связаны с церковной и гражданской историей времени становления Российского государства при Петре I и последующих ее периодов. В этом смысле содержание архива имело не только местное историческое значение в смысле материала для истории Лавры и Петербурга, но и общегосударственный исторический характер.

Такое убеждение подвигло С.Г. Рункевича подать митрополиту Анто-нию докладную записку о желательности описания лаврского архива за время царствования Петра I, а издание описания приурочить к предстоящему 200-летнему юбилею Петербурга10.

Надо сказать, что с митрополитом у С.Г. Рункевича сложились добрые отношения еще со времени учебы последнего в С.-Петербургской духовной академии (1887–1891), когда владыка Антоний был в ней ректором. Идея, предложенная Рункевичем, митрополиту понравилась и была поддержана. Было решено создать специальную комиссию для описания лаврского архива, и владыка поручил С.Г. Рункевичу подобрать специалистов для ее состава. Председательство предполагалось за самим митрополитом или его викарием, епископом Нарвским Иннокентием (Беляевым).
Степан Григорьевич Рункевич

Степан Григорьевич Рункевич

Работа по описанию и изданию архивных документов была для С.Г. Рункевича не новой. Уже около десяти лет он занимался разбором, описанием и изданием документов архива западнорусских униатских митрополитов, хранившегося в архиве Св. Синода. В 1897 г. им уже был издан первый том «Описания»11 и шла работа над вторым томом.

С просьбой поучаствовать в описании лаврского архива Рункевич обратился к специалистам, работавшим в высочайше учрежденной ко-миссии для разбора и приведения в порядок дел хранящихся в архиве Св. Синода, членом которой сам был. Синодальная комиссия существовала уже более тридцати лет и накопила большой опыт архивной работы, поэтому ее сотрудники были наиболее подходящими лицами для предстоящего дела.

Комиссия для описания архива Александро-Невской Лавры официаль-но была учреждена митрополитом 20 января 1902 г. Председателем был назначен Преосвященный Иннокентий (Беляев), а в ее состав вошли: наместник Лавры архимандрит Корнилий (Смуров) и члены комиссии по описанию синодального архива: управляющий синодальной типографией А.В. Гаврилов, помощник управляющего канцелярией Св. Синода С.П. Григоровский, начальник архива и библиотеки Св. Синода А.А. Завьялов, профессор Петербургского университета С.Ф. Платонов и сам С.Г. Рункевич12. Хотя все приглашенные были людьми чрезвычайно занятыми, тем не менее, они нашли возможность откликнуться на просьбу Рункевича и уделить время лаврскому архиву.
Здание Митрополичьего дома в Александро-Невской Лавре (фото К.К. Буллы, 1915 г.)

Здание Митрополичьего дома в Александро-Невской Лавре (фото К.К. Буллы, 1915 г.)

Из-за болезни митрополита Антония комиссия открылась и начала работу лишь во второй половине февраля. Первое ее заседание проходило у митрополита Антония, во внутренней гостиной его дома, где у владыки в те годы часто бывали полуофициальные заседания по разным предметам. «Владыка принимал живое участие в суждениях, – вспоминает Рункевич, – и, перелистывая опись, выразил, между прочим, сомнение, какое историческое значение может иметь дело №1-й 1715-го года, о выдаче монастырским ключником сапожного товара монастырским сапожникам. Было высказано, что опись подобного дела будет исчерпана его заголовком. Между тем это дело оказалось заключающим в себе весьма существенный материал для истории Лавры, так как только главным образом по его записям можно было с достоверностью установить, что начальный состав монашествующих в Александро-Невском Монастыре не исчерпывается лицами, внесенными в списки, начинающиеся с 1714-го года, слепое доверие к которым не может не ставить историка в крайне затруднительное положение. Точно также и другое подобное дело – о выдаче дров для отопления братских келий, 1763-го года №159-й, – заключает в себе единственный, пока известный, источник сведений о бывшей в Монастыре церкви святой великомученицы Варвары»13.

Кроме официальных членов комиссии к работе по описанию доку-ментов архива С.Г. Рункевичем были также привлечены: помощник архивариуса Св. Синода Н.В. Туберозов, два магистранта Петербургской духовной академии Борис Жукович14, родной брат профессора П.Н. Жуко-вича, и Н.В. Нумеров15, а также М.Д. Приселков16 и С.П. Исполатов17 – студенты университета, где Рункевич в эти годы читал в качестве приват-доцента лекции по церковной истории на историко-филологическом факультете. Обычно в такого рода комиссиях не принято было привлекать к работе студентов. Однако С.Г. Рункевич считал, что их работа под руководством опытных архивистов принесет пользу не только делу, но и послужит отличной практической подготовкой новых специалистов. Привлеченные к работе молодые люди трудились непосредственно под руководством С.Г. Рункевича. Студент выпускного курса М.Д. Приселков, работая в лаврском архиве, одновременно готовил по материалам архива свое выпускное сочинение «Александро-Невская Лавра при Петре Ве-ликом».

Помимо архивной работы на С.Г. Рункевиче лежало также делопроиз-водство комиссии и ответственная корректура издания.

16 мая 1903 г. в Санкт-Петербурге пышно и торжественно прошло празднование 200-летнего юбилея со дня основания города. К самому празднику лаврской комиссией был издан первый том «Описания архива Александро-Невской Лавры за время царствования Императора Петра Великого (1713–1716 гг.)»18. Как видно из хронологических рамок «Описания», том не вместил в себя, как предполагалось, всех дел архива за годы царствования Петра I, а охватывал лишь первые четыре года. Архив-ные дела за эти годы, составленные из бумаг, почти исключительно черно-вых, к тому же большей частью не по предметам содержания, а по форме – предписания, отписки, «доношения» – были весьма труднодоступны, требовали внимательного прочтения каждой бумаги, вызывали подчас двойную и тройную работу описания одного содержания бумаг, рассеянных по разным делам и, в результате, естественно, вызвали описание более подробное, чем предполагалось19.

Так как создание комиссии было приурочено именно к 200-летнему юбилею столицы, а различные служебные обязанности ее членов не позволяли им долее уделять время лаврскому архиву, то после издания тома комиссия завершала свою деятельность и, составив отчеты, в июне была ликвидирована20. Однако с роспуском комиссии работа по описанию и опубликованию лаврского архива не прекратилась. Она была продолжена, и возглавлял ее по-прежнему С.Г. Рункевич. Чрезвычайно загруженный служебными обязанностями и обширной научной работой, он все же счел необходимым продолжить начатое дело, прежде всего, имея в виду его научную важность. За работу под его руководством теперь принимались уже начинающие специалисты.

Студент С.-Петербургского университета М.Д. Приселков Студент С.-Петербургского университета С.П. Исполатов

Студент С.-Петербургского университета М.Д. Приселков

Студент C.-Петербургского университета С.П. Исполатов

Еще в феврале студент М.Д. Приселков показал С.Г. Рункевичу напи-санное сочинение «Александро-Невская Лавра при Петре Великом». Ознакомившись с ним, С.Г. Рункевич поделился впечатлениями с профессором С.Ф. Платоновым, бывшим тогда деканом историко-филологического факультета. «Сколько могу судить, – писал он, – сочинение это как студенческое заслуживает исключительной похвалы, особенно 2-я часть, архивная, где автор стал на твердую почву научного изучения фактов и обрезал привычные крылья студенческой фантазии – делать выводы ранее точного изучения предмета. Эта часть, кроме того, нова по материалу и я вхожу с редакцией Странника в переговоры относительно напечатания ее. Во всем сочинении Приселков выказал умение писать, хороший стиль (кроме 2-3-х редакционных недочетов) и присущую ему способность здравых критических соображений. Он как то высказал мечту быть оставленным при Университете, без стипендии, и что это зависит от Вас. Если мое ходатайство может здесь иметь какое либо значение, то позвольте, Сергей Федорович, повергнуть пред Вами почтительную и горячую просьбу дать возможность Приселкову – оставлением при Университете – продолжить свои научные занятия, которые он начинает так достойно»21.

Сочинение М.Д. Приселкова действительно вскоре было напечатано в «Страннике»22. Об оставлении его при университете С.Г. Рункевич еще не раз ходатайствовал перед С.Ф. Платоновым23.
Студент С.-Петербургского университета А.В. Королев

Студент С.-Петербургского университета А.В. Королев

Именно благодаря этим ходатайствам будущий ученый, М.Д. Приселков, и был оставлен при Петербургском университете для подготовки к профессорской деятельности по кафедре русской истории, получив благоприятную возможность для научных занятий.

Для продолжения работы по описанию архива Александро-Невской Лавры С.Г. Рункевич привлек новые силы. Из университета кроме М.Д. Приселкова и С.П. Исполатова им были приглашены еще два студента историко-филологического факультета24 – А.В. Королев25 и А.Л. Рутковский26.

Полностью закончить описание лаврского архива за время Петра I предполагалось к 1913 г. – юбилею Лавры. Между тем работа над составлением второго тома проходила не без некоторых трудностей. В марте 1909 г. лаврское начальство, вследствие денежных затруднений, временно приостановило печатание «Описания», однако уже в январе 1910 г. просило продолжить его. Работы редакции были бесплатные, а за описание дел выплачивался полистный гонорар, сообразованный с условиями оплаты работ в синодальной архивной комиссии. Для издания описания лаврского архива, по предложению бывшего наместника Лавры архимандрита Корнилия (Смурова), были выбраны лучшие бумага и пе-чать27.

В феврале 1911 г. сам архив Александро-Невской Лавры, наконец, обрел себе окончательный приют, расположившись в двух комнатах нового прекрасного здании ризницы, где разместилась также и лаврская библиотека. Тогда же, монастырский послушник Федор Морозов28, устроивший в Лавре Древлехранилище, предложил составить при помощи слушателей Археологического института, лекции которого он сам в то время посещал, систематическую опись и карточный каталог делам архива. Мысль эта была одобрена лаврским начальством, и Морозов вскоре был назначен помощником архивариуса Лавры. Работы по составлению каталога слушателями института, бывшими вместе с тем студентами духовной академии или университета, были проведены в 1911–1912 гг. Проходили они под руководством двух крупнейших специалистов в области церковной археологии, директора Археологического института профессора духовной академии Н.В. Покровского и профессора архивоведения того же института А.П. Воронова29.
Федор Морозов за бумагами в архиве Александро-Невской Лавры

Федор Морозов за бумагами в архиве Александро-Невской Лавры

В 1911 г. вышел в свет второй том «Описания архива Александро-Невской Лавры за время царствования Императора Петра Великого»30 и, как и первый том, был сочувственно встречен учеными, интересующимися предметами его содержания31. В составлении второго тома принимали участие: А.В. Гаврилов, Б.Н. Жукович, К.Я. Здравомыслов32, В.А. Ивановский, С.П. Исполатов, А.В. Королев, Н.В. Нумеров, М.Д. Приселков, Г.М. Рункевич33, С.Г. Рункевич и А.Л. Рутковский. Печатался том по-прежнему под общей редакцией С.Г. Рункевича.

Закончить описание документов лаврского архива за время царствования Петра I, к 1913-му юбилейному году, как планировалось, так и не удалось. Обстоятельства внесли свою коррективу.

Упорядочение архива и устройство Древлехранилища привели лаврское начальство к мысли о желательности издания истории Лавры. К этой же мысли побуждал и приближающийся 200-летний юбилей обители.

Лица, интересующиеся церковной стариной, напоминали лаврскому начальству о приближающемся юбилее, предлагая, со своей стороны, проекты как научно-исторического, так и художественного изданий.
Студент С.-Петербургского университета Г.М. Рункевич

Студент С.-Петербургского университета Г.М. Рункевич

Однако Лавра «крепко стала на мысли, не увлекаясь модными в последнее время роскошными изданиями деталей сооружений и убранства зданий, издать историю обители»34.

В 1911 г. духовный собор Лавры поручил составить проект юбилейного издания М.Д. Приселкову, бывшему тогда уже приват-доцентом Петербургского университета. Однако вскоре лаврское начальство вынуждено был отказаться от его услуг из-за высокой суммы авторского гонорара, запрошенного молодым ученым. Тогда духовный собор обратился с тем же предложением к С.Г. Рункевичу. Рункевич, в свою очередь, не имея в виду «взяться за это нелегкое дело и, не принимая на себя составления книги, охотно предложил со своей стороны содействие ее изданию: указания, в случае надобности – руководство, и набросал для Собора» свой план издания35.

24 декабря 1911 г. лаврское начальство сообщило С.Г. Рункевичу, что духовный собор, «с благословения и утверждения его Высокопреосвященства покорнейше просит вас принять на себя лично авторский труд по составлению истории Лавры, с тем, чтобы имя ваше, как автора Истории, значилось на предположенной к напечатанию книге»36. Митрополит Антоний, при встрече с С.Г. Рункевичем в Синоде, считая вопрос решенным, сказал, что очень рад его согласию писать историю Лавры. Так вопрос этот получил свое завершение, и С.Г. Рункевич, по сути, помимо своей воли, так сказать «за послушание», принялся за работу и при том за весьма умеренное вознаграждение. Усло-вия о гонораре для него, человека в то время достаточно обеспеченного, вообще были второстепенными и не могли влиять на его решение.

Кроме написания истории Лавры С.Г. Рункевич по просьбе духовного собора взялся также за редактирование юбилейной брошюры – «Святой благоверный великий князь Александр Невский и Александро-Невская лавра»37.

10.jpg

В 1913 г. Александро-Невская Лавра торжественно отмечала свой 200-летний юбилей. Ко дню юбилея вышло в свет написанное С.Г. Рункевичем историческое исследование «Александро-Невская Лавра, 1713–1913»38.

Этот фундаментальный ученый труд по истории обители, составивший большого формата книгу, объемом более тысячи страниц, с 277 снимками, подведший итог всем исследованиям и описаниям Александро-Невского монастыря, был написан буквально за год.

По сути никто, кроме С.Г. Рункевича, и не смог бы создать «такой грандиозный памятник Александро-Невской Лавры, который достойно увенчивает двухсотлетний юбилей ее»39. Именно он был подготовлен всей своей предшествующей научно-литературной деятельностью к написанию такого объемного и фундаментального исследования в столь короткий срок. Здесь сыграла немаловажную роль и необычайная работоспособность С.Г. Рункевича. Даже первоначальное обращение лаврского начальства к М.Д. Приселкову было вызвано скорее тем, что в Лавре прекрасно знали, насколько загружен Рункевич по службе в Синоде и Учебном комитете, не считая его научной деятельности. Потому и не решились обратиться к нему сразу.

История Лавры большей частью была написана С.Г. Рункевичем по источникам, до этого почти никому не известным. В основу ее легли главным образом документы лаврского архива, а также материалы синодального, государственного и других архивов.

Монография «Александро-Невская Лавра 1713–1913» прямым образом повлияла на издание описания лаврского архива, заключи-тельный третий том которого вышел летом 1916 г.40. Кроме описания дел за 1720–1721 гг., составлявшие этот том, в него дополнительно вошел десяток дел, относящихся к 1712–1720 гг., по разным причинам не нашедших себе места в предыдущих томах «Описания». В приложении к третьему тому были помещены: найденные в московском архиве Мини-стерства юстиции сведения о вызове монашествующих и подьячих в Александро-Невский монастырь, относящиеся к 1722–1735 гг. сведения о земле Александро-Невского монастыря с планом и объяснением к нему, а также традиционно – подробные указатели лиц, мест и предметов.

Препровождая в свет последний том «Описания архива Александро-Невской Лавры за время царствования Императора Петра Великого», С.Г. Рункевич писал в предисловии: «Во время печатания настоящего тома произошли события, имевшие существенное значение в судьбе лаврского архива. Во-первых, Архив Лавры весь был разобран и к нему составлен карточный указатель, после чего Архив сделался доступен для научного пользования.

11.jpg
Во-вторых, издана обширная история Лавры, вынесшая на своих страницах главнейшие события лаврской жизни за минувший 200-летний период в научное обращение. Это не могло не отразиться на характере описания Архива, и вторая половина тома является значительно сокращенной по сравнению с первой половиной»41.

 

В составлении последнего тома принимало участие совсем уже не мно-го сотрудников: Б.Н. Жукович, Н.В. Нумеров, С.М. Потемкина и сам С.Г. Рункевич. Далее работы не продолжались.

1917 г. принес новые реалии, началась революционная ломка русского государства. В годы гражданской смуты и начавшихся гонений на Церковь массово гибло церковное культурное достояние. В то страшное время погибло множество архивов принадлежавших различным церковным учреждениям.

И вот когда во времена политических бурь и потрясений разрушительная стихия касается архивов и их содержимое гибнет, описания их приобретают особую научно-историческую ценность, являясь единственным свидетельством утраченных источников. И в этом их исключительная ценность.

Примечания:

1. Пожайский Свято-Успенский мужской монастырь Ковенской губернии (ныне г. Каунас) – основан ок. 1665 г. для монахов ордена камальдулов. Построен канцлером Литовского княжества Христофором Пацем. В 1812 г. разграблен французами; в 1830–1831 гг. принимал участие в организации польского восстания, в связи с чем в 1832 г. передан в православное ведомство с переименованием в Успенский монастырь.

2. Киприанович Г.Я. Жизнь Иосифа Семашки, митрополита Литовского и Виленского и воссоединение запад-но-русских униатов с православной церковью в 1839 г. Изд. 2-е испр. и доп. – Вильна, 1897.

3. Шавельский Георгий, протопресвитер. Русская Церковь пред революцией. – М.: Изд. «Артос-Медиа», 2005. – С. 327–328.

4. Там же. С. 328.

5. Антоний (Вадковский) (1846–1912) – митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский (1898–1912), пер-венствующий член Св. Синода.

6. Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра, 1713–1913. – СПб.: Синод. тип., 1913. – С. 969.

7. Там же. С. 969–970.

8. Рункевич Степан Григорьевич (1867–1924) – писатель-историк, археограф, педагог и церковный дея-тель. Сын протоиерея Минской епархии. Образование получил в Минской дух. семинарии и С.-Петербургской дух. академии (1887–1891), после окончания которой был причислен к Канцелярии обер-прокурора Св. Синода с прикомандированием к синодальному архиву. 1894 г. – магистр. 1901 г. – обер-секретарь Св. Синода. 1902 г. – доктор церковной истории. 1903 г. – член Учебного комитета при Св. Сино-де. 1911 г. – помощник управляющего Канцелярией Св. Синода. 1912 г. – непременный член Медицинского Совета Министерства внутр. дел. 1917–1918 гг. – участник Всероссийского Поместного Собора в Москве и председатель его Редакционного отдела. 1919–1920 гг. – профессор церковной истории Московской дух. академии. 1920–1922 гг. – научный сотрудник Главархива и одновременно Главн. упр. кустарной и промы-словой кооперации ВСНХ и Наркомзема. Автор многочисленных трудов по истории Русской Церкви и др.

9. Рункевич С.Г. История Русской Церкви под управлением Святейшего Синода. Т. 1: Учреждение и первона-чальное устройство Святейшего Правительствующего Синода (1721–1725). – СПб.: Тип. А.П. Лопухина, 1900. – II, 429, II с.

10. Пятидесятилетие высочайше учрежденной комиссии по разбору и описанию архива Св. Синода 1865–1915. Ист. записка. – Пг.: Синод. тип., 1915. – С. 381.

11. Описание документов архива западнорусских униатских митрополитов. Т. 1: (1470–1700). – СПб.: Синод. тип., 1897. – VIII, 502 с., IV л. ил.

12. Описание архива Александро-Невской Лавры за время царствования Императора Петра Великого. Т. 1: (1713–1716 гг.). – СПб., 1903. – С. V.

13. Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра, 1713–1913. – С. 972–973.

14. Жукович Борис Николаевич (27.07.1874 – после 1934) – архивист, историк. Сын протоиерея Александ-ро-Невского собора г. Пружан Гродненской губ. Н.М. Жуковича. Образование получил в Литовской дух. семинарии, С.-Петербургской дух. академии (1895–1899), а также отчасти (в качестве вольнослушателя) в С.-Петербургском университете по историко-филологическому ф-ту (1899–1901) и в С.-Петербургском ар-хеологическом институте. После окончания дух. академии причислен к канцелярии обер-прокурора Св. Си-нода сверх штата с откомандированием для занятий в синодальном архиве. С 1905 г. член комиссии по раз-бору и приведению в порядок дел хранящихся в архиве Св. Синода. С 1906 г. преподаватель истории в Ва-силеостровской гимназии Ведомства учреждений императрицы Марии. С 1908 г. помощник начальника архива и библиотеки Св. Синода. Составил часть описаний ІІ и полностью ІІІ тома «Описания документов архива западнорусских униатских митрополитов». Участвовал в составлении биографий некоторых запад-норусских духовных лиц для «Русского биографического словаря». В 1920-е гг. член комиссии по описанию дел и документов 2 Отделения IV Секции ЕГАФ в Петрограде (Ленинграде). В 1933 г. арестован в Ленин-граде по делу «евлогиевцев», в 1934 г. приговорен к заключению в концлагерь. Автор «Сообщения об архиве западнорусских униатских митрополитов» (Пг., 1915).

15. Нумеров Николай Васильевич (3.04.1876 – после 1922) – сын священника с. Жабниц Валдайского у. Новгородской губ. Выпускник Боровичского дух. училища, Новгородской дух. семинарии и С.-Петербургской дух. академии (1901), кандидат богословия. Для своей кандидатской диссертации о Максиме Греке занимался в архиве Св. Синода. С 1903 г. состоял на службе в канцелярии Св. Синода. С 1909 г. член комиссии по описанию и приведению в порядок дел архива Св. Синода. Напечатал XXIV т. «Описания документов и дел Синодального архива за 1744 год». Поместил ряд статей в «Церковных Ведомостях», в «Славянских известиях», в «Православной Богословской Энциклопедии». На Поместном Соборе 1917–1918 гг. трудился в качестве заведующего общей канцелярией Собора и старшего делопроизводителя Соборного Совета. С 26 января по 14 февраля 1918 г. – обер-секретарь Св. Синода. С упразднением Святейшего Синода служил делопроизводителем (секретарем) канцелярии Священного Си-нода и Высшего Церковного Совета при патриархе Тихоне. 12 апреля 1922 г. арестован в связи с арестом патриарха Тихона и около двух месяцев провел в Бутырской тюрьме. Дальнейшая судьба его неизвестна.

16. Приселков Михаил Дмитриевич (1881–1941) – историк, источниковед, исследователь русского летопи-сания, последователь А.А. Шахматова. Сын петербургского протоиерея. В 1903 г. окончил С.-Петербургский университет. С 1907 г. приват-доцент, а с 1918 г. – профессор университета. Делегат Поме-стного Собора 1917–1918 гг. В 1920-е гг. работал в историко-бытовом отделе Русского музея. 1936–1941 гг. – профессор Ленинградского университета. Автор трудов: «Очерки по церковно-политической истории Ки-евской Руси X–XII вв.» (СПб., 1913), «Ханские ярлыки русским митрополитам» (Пг., 1916), «История русск. летописания XI–XV вв.» (Л., 1940) и др.

17. Исполатов Сергей Павлович (16.10.1881 – ?) – дворянин, сын обер-секретаря Св. Синода. Окончил курс 1-й С.-Петербургской гимназии (1900) и историко-филологический ф-т С.-Петербургского университета (1900–1904). Автор «Сборника стихотворений религиозного и патриотического характера (1897–1914 гг.)» (Пг., 1914).

18. Описание архива Александро-Невской Лавры за время царствования Императора Петра Великого.

18. Т. 1: (1713–1716 гг.). – СПб.: Синод. тип., 1903. – VI, 1119, 114 с.

19. Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра, 1713–1913. – СПб.: Синод. тип., 1913. – С. 971.

20. Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ). Ф. 585 (Платонов С.Ф.). Д. 4069. Л. 20–24.

21. Там же. Л. 20–21.

22. Приселков М.Д. Александро-Невская Лавра при Петре Великом // Странник. – 1903. – №4–6.

23. ОР РНБ. Ф. 585 (Платонов С.Ф.). Д. 4069. Л. 23–24.

24. Отчет о состоянии и деятельности императорского С.-Петербургского университета за 1904 год / Сост. и. д. экстраординар. проф. П.К. Коковцевым. – СПб., 1905. – С. 61.

25. Королев Александр Васильевич (1884–1968) – историк, географ. Уроженец Олонецкой губ. Выпускник историко-филологического ф-та С.-Петербургского университета (1902–1907). Одновременно состоял слу-шателем естественного отделения физико-математического ф-та. В 1907 г. оставлен при университете по кафедре русской истории для подготовки к профессорскому званию, но через год вынужден был уйти из университета в связи с кончиной отца. Преподавал в гимназиях, после 1917 г. – в школах и на вечерних кур-сах для взрослых. С 1924 по 1938 гг. преподавал в вузах Ленинграда: Военно-Хозяйственной академии, Морской академии, ЛИЖВЯ, ИНС, Промакадемии, ЛГПИ, ВПА, Географическом и Восточном ф-тах Ле-нинградского университета. Член Славянского научного общества при АН. В 1938 г. арестован по «делу географов», но вскоре освобожден. В 1939–1942 и 1944–1953 гг. – преподаватель кафедр истории и геогра-фии Уральского педагогического института им А.С. Пушкина. Один из организаторов Западно-Казахстанского отдела ГО СССР. В 1955 г. вернулся в Ленинград, где стал одним из основателей Восточной комиссии ГО СССР. Автор ряда пособий по географии зарубежной Азии.

26. Рутковский Александр Леонидович (12.08.1884 – ?) – дворянин, родом из Петербурга. Отец его в свое время был приват-доцентом С.-Петербургского университета, но впоследствии перешел на чиновническую службу и в 1899 г. был переведен в Курск на должность управляющего Контрольной палатой. Первоначально Рутковский обучался в гимназии, сначала в 4-й в Петербурге, а затем в Курске. Выпускник историко-филологического ф-та С.-Петербургского университета (1902–1907) и С.-Петербургской дух. академии (1907–1911), кандидат богословия (магистрант).

27. Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра, 1713–1913. – СПб.: Синод. тип., 1913. – С. 971.

28. Морозов Федор Михайлович – учился в Реальном училище в Петербурге, но вследствие смерти родите-лей вышел из 5 класса и поступил в контору Семянниковского завода. С 1904 или 1905 г. послушник Алек-сандро-Невской Лавры, митрополичий иподиакон. Будучи послушником, окончил Археологический инсти-тут. В Лавре стал собирать как старину разные вышедшие из употребления предметы. В 1909 г. по его ини-циативе в Лавре устроен археологический музей – Древлехранилище. В 1911 г. назначен помощником архи-вариуса Лавры. В 1912 или 1913 г. поступил вольнослушателем в С.-Петербургскую дух. академию. С 1914 г. в качестве санитара находился в составе 1-го Серафимовского лазарета духовно-учебных заведений Рос-сийской империи, размещавшегося в здании Минской дух. семинарии. В 1915 г. переведен в состав 2-го Се-рафимовского лазарета духовно-учебных заведений, действовавшего на Кавказском фронте. В сентябре 1915 г. назначен заведующим открытого лазаретом питательного пункта в селении Агундир.

29. Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра, 1713–1913. – С. 974.

30. Описание архива Александро-Невской Лавры за время царствования Императора Петра Великого. Т. 2: (1717–1719 гг.). – СПб.: Синод. тип., 1911. – X, 1928 с.

31. Одобрительные отзывы в свое время были написаны: профессором П.В. Верховским, А.А. Завьяловым, К.Я. Здравомысловым, профессором И.М. Покровским, профессором К.В. Харламповичем.

32. Здравомыслов Константин Яковлевич (1863–1933) – археограф, биограф, историк. Родился в г. Борови-чи Новгородской губ. Выпускник Новгородской дух. семинарии, С.-Петербургской дух. академии (1887) и Петербургского археологического института (1891). С 1889 г. состоял на службе в архиве Св. Синода, с 1903 г. – начальник архива и библиотеки Св. Синода. Привел в порядок и систематизировал по отделениям библиотеку Св. Синода, составил описи и указатели к делам синодальной канцелярии, составил и напечатал ряд томов «Описания документов и дел Св. Синода». Участвовал в трудах комиссии по выработке законопроекта об охране памятников старины, в трудах археологических съездов, в работе Комиссии по научному изданию текста славянской Библии. Составил множество библиографических заметок, биографий и статей для Биографического словаря русских исторических деятелей, Православной богословской энциклопедии. Обширный его труд: «Каталог русских архиереев X–XX веков», законченный в 1920-х гг., хранится в рукописи (ОР РНБ, фонд А.И. Бриллиантова). В 1920-е гг. – начальник комиссии по описанию дел и документов 2 отделения IV секции ЕГАФ в Петрограде (Ленинграде).

33. Рункевич Григорий Максимович (7.07.1883 – ?) – сын священника Минской епархии, родного дяди С.Г. Рункевича. Выпускник Минской дух. семинарии (1903). В 1906 г. поступил на юридический ф-т Харьков-ского университета, через год перевелся на тот же ф-т С.-Петербургского университета (1907–1910).

34. Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра, 1713–1913. – С. 975.

35. Там же.

36. Там же. С. 975–977.

37. Святой благоверный великий князь Александр Невский и Александро-Невская лавра. – СПб., 1913. – 16 с.

38. Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра, 1713–1913. – СПб.: Синод. тип., 1913. – 17+999+62+45 с. – 277 снимков.

39. Харлампович К.В. Александро-Невская Лавра 1713–1913. Историческое исследование доктора церковной истории С.Г. Рункевича. СПб.,1913. – Казань: Центр. тип., 1914. – С. 1.

40. «Описание архива Александро-Невской Лавры за время царствования Императора Петра Великого». Т. 3: (1720–1721 гг.). – Пг.: Синод. тип., 1916. – VI, 848.

41. Там же. С. V–VI.

Источник: Минские духовные академия и семинария