Вторник, 23 Май



Поездка к Батыю

Александр Невский30 сентября 1246 года скончался в далекой Монголии "нужною", то есть насильственной смертью, великий князь Ярослав Всеволодовича. Бояре привезли тело его во Владимир. Узнав об этом, Св. Александр поспешил немедленно из Новгорода туда же, чтобы воздать последний долг почившему.

Смерть Ярослава освободила на Руси великокняжеский престол. Великим князем временно сделался брат Ярослава - Святослав Всеволодович. Перемена на великом княжении вызвала перемещения на других столах. Перемещение коснулось и Св. Александра, как старшего сына умершего великого князя. Занятие нового стола зависело от татар. Для получения княжеств Св. Александр и его брат Андрей должны были ехать за ярлыком в Орду.

"Того же лета князь Андрей Ярославич поиде в Орду к Батыеви. Ко Александру же Яроелавичу прислал царь Батый послы своя, глаголя: "мне покорил Бог многи языкы, ты ли един не хощеши покоритися дрьжаве моей но, аще хощеши ныне соблюсти землю свою, то прииди ко мне", - так об этом повествуют житие и летопись.

Кипчацкие ханы из своей ставки следили за Русью. Имя Св. Александра было уже прославлено по всей Pycи. Победы его над шведами, меченосцами и Литвой сделали из него народного героя, защитника Руси от иноземцев. Он был князем в Новгороде - единственной области Руси, куда не доходили татары. И, вероятно, многих русских в то время жила надежда, что этот князь, разбивавший с небольшим ополчением иноземные рати, освободит Русь от татар. Это подозрение должно было возникнуть и в ханской ставке. Поэтому приказ Батыя явиться в Орду вполне понятен.

Так же понятно и колебание Св. Александра - нежелание его ехать в Орду. Это был самый решительный и трагический момент в жизни Св. Александра. Перед ним лежали два пути. На один из них нужно было становиться. Решение предопределяло его дальнейшую жизнь.

Этот шаг был полон тяжких колебаний. Поездка в Орду - это была угроза бесславной смерти - князья и шли туда, почти как на смерть, уезжая, оставляли завещания - отдача на милость врага в далеких степях и, после славы Невского и Чудского побоищ, унижение перед идолопоклонниками, "погаными, иже оставивше истиннаго Бога, покланяются твари".

Казалось бы, что и слава, и честь, и благо Руси требовали отказа - войны. Можно твердо сказать, что Русь и, особенно, Новгород, ждали неповиновения воле хана. Бесчисленные восстания свидетельствуют об этом. Перед Св. Александром был путь прямой героической борьбы, надежда победы или героической смерти. Но Св. Александр отверг этот путь. Он поехал к хану.

Здесь сказался его реализм. Если бы у него была сила, он пошел бы на хана, как шел на шведов. Но твердым и свободным взглядом он видел и знал, что нет силы и нет возможности победить. И он смирился. И в этом унижении себя, склонении перед силой жизни был больший подвиг, чем славная смерть. Народ особым чутьем, быть может, не сразу и не вдруг, понял Св. Александра. Он прославил его еще задолго до канонизации, и трудно сказать, что больше привлекло к нему любовь народа: победы на Неве, или эта поездка на унижение.

Приказ Батыя застал Св. Александра во Владимире. Всех ехавших в Орду особенно смущало требование татар поклониться идолам и пройти через огонь Эта тревога была и у Св. Александра, и с ней он пошел к Митрополиту Киевскому Кириллу, жившему в то время во Владимире.

"Святый же (Александр) слышав сие от посланных печален быша, вельми боля душею и недоумевашеся, что о сем сотворити. И шед святой поведа епископу мысль свою". Митрополит Кирилл сказал ему: "Брашно и питие да не внидут в уста твоя, и не остави Бога сотворившаго тя, яко инии сотвориша, но постражи за Христа, яко добрый воин Христов".

Св. Александр обещал исполнить это наставление. Митрополит Кирилл дал ему запасные Св. Дары "в спутники быти" и отпустил со словами: "Господь да укрепит тя".

Как и других князей, Св. Александра по приезде в Орду привели к двум кострам, между которыми он должен был пройти, чтобы подвергнуться очищению и затем поклониться идолам. Св. Александр отказался исполнить обряд, сказав: "Не подобает ми, христианину сущу, кланятисея твари, кроме Бога; но поклонитеся Святой Троице, Отцу и Сыну и Святому Духу, иже сотвори небо и землю, и море, и вся, яже в них суть".

Татарские чиновники послали сказать Батыю о неповиновении князя. Св. Александр стоял у костров, ожидая решения хана, как год перед этим Св. Михаил Черниговский. Посол Батыя привез приказ привести к нему Св. Александра, не заставляя проходить между огней. Ханские чиновники привели его к шатру и обыскали, ища спрятанного в одежде оружия. Секретарь Хана провозгласил его имя и велел войти, не наступая на порог, через восточные двери шатра, потому что через западные входил лишь сам Хан.

Войдя в шатер, Св. Александр подошел к Батыю, который сидел на столе из слоновой кости, украшенном золотыми листьями, поклонился ему по татарскому обычаю, т.е. четырехкратно пал на колени, простираясь затем по земле, и сказал: "Царь, тебе поклоняюся, понеже Бог почтил тебе царством, а твари не поклоняюся: та бо человека ради сотворена бысть, но поклоняюся единому Богу, Ему же служю и чту". Батый выслушал эти слова и помиловал Св. Александра.

Продержав Св. Александра в Орде, Батый не решил вопроса о разделе русских княжений. Он послал Св. Александра и Андрея, как послал прежде их отца, в Каракорум, на поклон к Великому Хану. Перед русскими князьями лежал длинный, уже пройденный Ярославом путь. Этот путь вел через Урал, через Киргизские степи, земли бесерменов (Хиву), через горные перевалы в Каракитай и через плоскогорья Монголии к преддвериям Китая в Каракорум. Князья ехали с татарским конвоем по проложенным татарами дорогам, меняя лошадей на станциях-ямах. Летопись ничего не сообщает об этом путешествии. Наконец русские князья добились решения. Св. Александр получил ярлык на Великое Княжество Киевское, а Андрей - на Великое Княжество Владимирское. После этого они были отпущены на Русь.

В Орде Св. Александр воочию увидел мощь татар, единое царство которых, несмотря на внутренние распри, простиралось от Тихого океана до границ Европы.